1930-1941 гг.

В 1929 году Центральный Комитет партии принял постановление о реконструкции в первой пятилетке Макеевского металлургического завода.

Завод наращивал обороты и день ото дня требовал все больше и больше кокса и газа. Старо-Макеевский коксовый завод при всем своем желании не мог удовлетворить потребности металлургов. И в 1930 году по решению правительства началось строительство Ново-Макеевского – прародителя нашего завода.

Можно говорить о том, что этот завод был принципиально новым и никакого отношения к Старо-Макеевскому не имел. Это не стало бы искажением истины, но, наверное, это было бы не совсем правдой.

Не с нуля образовывался наш завод. Недостатка в профессиональных специалистах не было благодаря Старо-Макеевскому заводу, благодаря ему при проектировании и строительстве новых коксовых печей был использован его опыт. Но так как по мощности завод был запроектирован, как самое крупное в те годы предприятие коксохимической промышленности, советским специалистам пришлось обращаться за помощью к иностранным специалистам, частично за границей покупать и оборудование. Так, например, коксовые печи строились под руководством иностранных специалистов по проектам немецкой фирмы «Копперс».

Ново-Макеевский коксохимический завод должен был обеспечить коксом четыре доменные печи металлургического завода с улавливанием и переработкой химических продуктов, получаемых при коксовании углей.

Как сейчас принято говорить: генеральным подрядчиком строительства завода стало макеевское построечное управление «Коксострой» треста «Коксохиммонтаж», организованное в марте 1930 года.

В июне 1930 года началась планировка площадки, а в августе приступили к рытью котлованов под фундамент. На строительной площадке работали 5 строительных участков, 4 монтажных и отдел подсобных предприятий.

Исторические свидетельства говорят о том, что стройка велась трудно: не было опыта, не хватало материалов, механизмов, квалифицированных кадров. Все работы велись вручную: котлованы под все сооружения копались лопатами, землю из них вывозили повозками, запряженными лошадьми, называемых «гробарками», а людей, отвозивших землю, называли «гробарями». Их было около 600 человек.

Строящиеся здания окружались лесами, по ним рабочие на спинах подносили кирпичи, раствор и другие материалы.

Силу печатного слова по достоинству оценили уже тогда. В январе 1932 года, по решению партийных органов, на строительстве завода начала выходить пятидневная многотиражная газета «Ударным темпом», а на участках выпускались стенные газеты. Газеты мобилизовывали строителей на ударную работу, а еще резко критиковали недостатки в строительстве, людей, тормозивших стройку, лодырей и прогульщиков.

Наряду со строительством завода  шла подготовка кадров. И в этом вопросе свою положительную роль сыграл Старо-Макеевский завод, откомандировав часть своих людей на Ново-Макеевский завод. Эти специалисты прошли специальные курсы, повысившие их квалификацию, познакомились с новой техникой. Таким образом нужно было подготовить 178 квалифицированных рабочих: машинистов, газосварщиков, аппаратчиков, насосчиков.

13 декабря 1932 года на всю первую полосу газеты «Ударным темпом» было напечатано: «Домны, принимайте кокс!». Первой была пущена 4 батарея. Она и дала первый кокс металлургам. 13 декабря металлурги завода им. Кирова поучили первый кокс. В адрес правительства была отправлена телеграмма: «Усилиями коллектива рабочих и ИТР под руководством партийной организации 13 декабря в 8 часов 30 минут утра получен первый кокс с четвертой батареи коксохимического комбината. Механизмы работают хорошо».

А 13 декабря теперь считают днем рождения завода.

Первый кокс был получен через 25,5 часов после загрузки камеры шихтой. К этому же времени были сданы в эксплуатацию углефабрика, машинный зал и цех конденсации смолы.

Без героических трудовых подвигов это сделать было невозможно. Вот один из примеров. Угольную башню высотой 42 метра, которая считалась сложным сооружением, коллектив строителей под руководством техника Александра Кирилловича Кармазина построил за 2,5 месяца. И это при том, что жили в построенных самими же временных бараках. В поселке была одна-единственная столовая. Ни о каких условиях труда речь не шла. Была задача, и ее выполняли, невзирая ни на что.

Совсем в короткий срок завод стал передовым в коксохимической промышленности, и коллектив завода систематически перевыполнял государственный план. Макеевские коксовики вложили достойную лепту в выполнение общегосударственной задачи, и их заслуга была значимой в выполнении пятилетнего задания за 4 года и 3 месяца.

Состоявшийся 25 июля 1933 года слет ударников отметил лучшие хозрасчетные бригады, которые добились высоких качественных показателей по выжигу кокса, и призвал равняться всему коллективу на бригады Волчка, Еремина, Агаркова, Симакова, Зацепилина, Черемисина, Шалимова, Шилова и других.

На фоне производственного подъема проводилась очень активным образом борьба с неграмотностью. Причем на государственном уровне. На коксовых печах работали 264 человека неграмотных и малограмотных. Для них были организованы школы. Учились в этих школах не только рабочие, но и их жены и члены семей.

В августе 1933 года бюро Донецкого обкома партии приняло постановление «О повышении квалификации кадров на заводах коксохимической промышленности Донбасса». Этим постановлением бюро утвердило представленный план подготовки рабочих ведущих профессий через краткосрочные курсы. Было намечено подготовить по Макеевскому заводу людей таких профессий, как мойщики, дозировщики, мотористы, аппаратчики, скрубберщики, насосчики и др.

В сентябре 1933 года вступила  в строй батарея № 1 – третья по счету, вторая очередь цеха конденсации, сульфатный цех и аммиачное отделение.

В 1933 году происходит очередная реорганизация. Коксовые печи выводятся из металлургического комбината и на базе коксовых печей и химических цехов старого и нового участков создается коксохимический комбинат. Это уже совершенно новый уровень работы.

В 1934 году впервые в коксохимической промышленности всего Советского Союза обогрев коксовых печей на Макеевском коксохиме переведен на доменный газ в целях увеличения отпуска более калорийного коксового газа металлургическому заводу. В этом же году закончилось строительство и введен в строй действующий бензольный цех со скрубберным отделением.

По итогам работы завода в 1934 году ЦК Союза химиков присудил коллективу завода Красное знамя. Директор завода Бердзишливили, технический директор Кочетов, выдачной мастер Агарков награждены орденами Трудового Красного Знамени.

В феврале 1935 года вступил в строй действующий цех ректификации, построена школа, 8-квартирный дом, общежитие на 120 мест и 16-квартирный дом для стахановцев.

Стахановское движение, зародившееся в шахтерской среде, подхватили коксохимики. И уже в конце года жюри Всесоюзного соревнования коксохимической промышленности отметило, что лучших результатов в соревнованиях между предприятиями всей отрасли достиг коксовый цех Макеевского коксохимзавода, и присуждает заводу первое место. Красное Знамя ЦК химиков остается на второй год в Макеевке.

А производство ширится и растет. И 1935 год ознаменовывается еще одним событием – вводом цеха ректификации.

Соревнования стали не просто хорошим производственным тоном, а образом жизни: за усовершенствование, за досрочное выполнение государственного плана, за улучшение экономических показателей, за рентабельность своих предприятий, за перевыполнение годового плана боролись и крупные, и не очень предприятия всей страны. Чаще случалось так, что равных макеевскому не было.

В ноябре 1936 года пущен в эксплуатацию смолоперерабатывающий цех.

В начале 1939 года введен в строй крупнейший на просторах всей огромной страны цех кристаллического нафталина.

В 1940 году построено пиридиновое отделение сульфатного цеха.

В цехе по инициативе инженерно-технических работников впервые в Советском Союзе вместо железных оросительных холодильников надсмольной воды построены чугунные коррозиеустойчивые холодильники. Они работали в несколько раз дольше, чем старые. Опыт их применения был перенесен на все коксохимические заводы страны.

В 1940-1941 годах на заводе построена первая в мире установка для непрерывной регенерации каменноугольного масла. По примеру макеевчан такие установки начали строить на всех коксохимических заводах.